О творчестве Оксаны Картельян

Философия любви и одиночества

/Files/images/mestnyie/b6f2f4c2e405.jpgОксана Картельян принадлежит к тем поэтам, чьи стихи зарождаются из сплава чувственного восприятия мира и житейской мудрости, который каким-то непостижимым образом воплощается в глубинной философии бытия. Уже первым своим сборником «Обнаженная душа» она вошла в литературный мир нашего края, как входят в него только очень талантливые, и в таланте своем самодостаточные, люди, сумевшие сформировать и взлелеять в себе Личности, — со своими особыми мировоззрением и взглядами, своим особым постижением любви, верности и одиночества...

Ни жалеть, ни желать не хочется,
Затворю поплотнее дверь.
В мягком коконе одиночества
Отдохну от былых потерь.
От обид заслонюсь молчанием
И улыбкой — от фраз пустых,
Буду тешиться ожиданием,
Строить в будущее мосты.
Сколько можно от боли корчиться,
Сколько может душа скорбеть?..
Лучше холить свое одиночество,
Чем от прошлого сатанеть.

В своих произведениях Оксана никогда не упивается претенциозным самокопанием, душевными надрывами и призрачной исключительностью. Да, она умеет познавать себя, свои чувства, свое естество; она умеет говорить... с собой, но говорить так, чтобы быть понятой своим читателем, чтобы он воспринял ее стихи, не как завуалированною под поток сознания заумь, которой так безбожно грешат многие начинающие литераторы, а как постижение житейских реалий, как исповедь человека, немало в этой жизни познавшего и осмыслившего.

Когда читаешь стихи Оксаны, неминуемо ловишь себя на том, что простота и ясность ее слога исходят не от неумения передавать свои мысли посредством усложненных поэтических образов и метафорического мироотражения, а от того, что она очень тонко и, я бы сказал, ответственно чувствует своего читателя, по-философски глубинно подавая то, о чем стремится ему поведать. При этом во многих произведениях четко просматривается отличительная черта ее поэтического мышления — умение воссоздать ироническое восприятие самых сложных житейских ситуаций. И именно эта самоирония помогает ей выжить и в реальном, и в виртуально-литературном мирах. Совершенно очевидно, что у Оксаны Картельян прирожденное чувство Слова, поэтического размера и ритма. Мне приходилось знать множество людей, которые создали сотни стихов, издали по восемь-десять сборников, но все равно произведения их нуждаются в очень тщательном редактировании, поскольку печать мастера и мастерства на них так и не легла. Так что в этом смысле Оксана представляет собой тот счастливый случай, когда книжное познание теории стиха у нее, «технаря» по образованию, ложится на благодатный грунт прирожденного литературного мастерства. А это всегда «от Бога», это, как у истинного музыканта слух: или он есть, или его нет и уже никогда не будет.

И еще... Оксана Картельян — из среды тех интеллигентов, которые самим фактом своего существования сотворяют вокруг себя ауру интеллигентности, творческой и интеллектуальной возвышенности. Именно поэтому ей удается сплачивать вокруг себя литераторов, составляющих и Измаильскую районную организацию Аркадийского литературного клуба, и Измаильское литературное объединение им. М. Василюка. Она активно реализует себя в журналистике и столь же активно выставляет свои стихи на суд читателя в альманахах, коллективных сборниках и в областной периодике. Под ее литературной редакцией и с ее предисловием в 2004 году появился солидный коллективный сборник «Измаил литературный».

В творческих кругах давно укоренилось совершенно справедливое мнение о том, что самое сложное для поэта — пройти испытание вторым сборником. Исходят из того, что первую книжку поэта критики и читатель всегда воспринимают с определенной долей если не снисходительности, то уж по крайней мере понимания того, что перед ними — первые литературные опыты, проба пера; что начинающему поэту, как и журавлю-первогодку, нужно дать возможность «стать на крыло». А вот второй сборник — это уже что-то между диагнозом и приговором, из которого сразу видно: состоялся поэт или все же не состоялся. Так вот, своим вторым сборником, образно и точно названным «Философия разлуки», Оксана Картельян приходит к нам зрелой поэтессой, знающей цену поэтическому Слову и цену познания той, истинной, философии бытия, которой, собственно, и проникнуты ее талантливые стихи.

Богдан Сушинский,
академик, вице-президент Украинской Ассоциации писателей, член Национального Союза писателей Украины, президент Аркадийского литературного клуба (г. Одесса)

Стихотворения Оксаны Картельян

Про мост

Шаткий мост моих побед
Над рекой утраты…
Но обид взаимных нет, -
Оба виноваты.
Стали прошлым боль и страх,
Берега и даты,
Судьбы, вёрсты, на сердцах
Старые заплаты.
Притяженье новых звёзд -
Шанс вернуть свободу…
Но сперва подправлю мост,
Чтоб не рухнуть в воду.

Это не то, чтобы сон

Это не то, чтобы сон,
но былью не назовёшь.
Это не то, что бы ОН, -
слишком, до боли, хорош.
Значит, не будет с утра
милого щебета и...
А во дворе детвора.
Гомон, как птичий...
Замри,сердце,
не стоит вот так:
Ведь аритмия - болезнь.
Только, сомнения мрак,
в душу, не надо, не лезь!
Знаю, не сможем вдвоём,
Знаю, не сбудется сон.
Можно, хотя бы споём?
А за окном птичий звон...

Газель "Я в смятеньи"

Я в смятеньи - сердце всмятку. Вот... Сдаю на прочность курсы.
Похудела (здрасьте-нате). Пище - нет! (Желудок в курсе).

Жду Его. Он будет скоро. Лет так может через двадцать...
Жду Его... А мне за сорок... А ему? А он в искусстве!

Там ведь возраста ни капли - только тоннами иллюзий...
Ну зачем на те же грабли? Типа, растворилась в чувстве.

Но ничуть не растворилась. Заболела. И - смертельно...
Воскресать? Скажи на милость? Без него... Нашли в капусте

Как-то лет так сорок с лишком симпатичную девчонку...
Ни в одной не пишут книжке, плыть в каком, простите, русле?

Сердце - всмятку, плачут чакры, и болит в смятенье тело.
Жду Его... А мне за сорок... А ему? А он в искусстве!

Дым

Бреду на ощупь. Всё вокруг в дыму.
Я лгу? Вокруг прозрачная прохлада?
То чад души... Не спорь со мной, не надо,
Я задыхаюсь в собственном дому.

Ну вот крыльцо. Во дворике темно -
Повсюду дым - он душит и калечит...
И, знаешь, милый, мне ничуть не легче,
Что ты не веришь мне уже давно.

Мой дым - лишь мой... Сумела начадить...
Ты ж просто равнодушен и циничен.
Не ты поджёг, не ты подбросил спичку,
Тебе и лень бы было так чудить.

Оставь же нас (мы будем тихо тлеть),
Меня с моей любовью бестолковой.
Уж лучше дым души, чем лжи оковы,
И слов пустых убийственная плеть.

Кол-во просмотров: 48