Александр Васильевич Суворов

(24.11.1730 - 18.05.1800гг.)

Александр Васильевич происходил из старинного дворянского рода. Его дед, Иван Григорьевич, служил при Петре I в Преображенском полку генеральным писарем. Царь сам лично крестил отца Суворова.

Василий Иванович был личностью незаурядной, под конец жизни достиг высокого положения – генерал, член военной коллегии, ковалер Андреевского ордена, сенатор. Мать Александра – дочь дьячка, Евдокия Манукова, - в то время была достаточно образованной женщиной. Отец также был очень грамотным человеком. Он говорил, понимал или мог говорить на семи или восьми мертвых и живых языках.

Вот в такой семье 24 ноября 1729 года родился слабый хилый мальчик – будущий генералиссимус всех времен и народов А.В. Суворов.

Явившись на свет полуживым, мальчик выделялся огромной подвижностью и любознательностью. «Настоящий перпетум мобиль», как в шутку называл его отец, проявлял с детства несокрушимую волю и задатки недюжинного характера. С раннего возраста проявлялись и странности, с которыми отец безуспешно боролся – Александр не тянулся к сверстникам, а все больше читал. Жизнеописания великих полководцев будоражили его воображение, которое рисовало будущие победы. Часто перед его глазами незримо возникал легендарный образ Ганнибала. Читая ночи напролет, рано утром Александр вскакивал на своего любимого жеребца Шершака и скакал, что есть мочи, вперед. Ему чудились нестройные боевые крики воинов Ганнибала, топот коней и многое другое. Мальчик мечтал встретить живого Ганнибала, быть похожим на него. И судьба приготовила ему такой сюрприз.

Однажды к ним в гости приехал важный старик в завитом напудренном парике с трубкой в зубах.

- Вы, сударь, Ганнибал? – недоверчиво спросил Александр. Петр Алексеевич, т. е. Петр I усмехнулся. Отец Александра проговорил, вздыхая:

- Беда моя, что Александр только военными делами и бредит. Но какой же из Сашеньки воин выйти может? Родился он у нас хилой. Я думал было записать в свой полк – мать вступилась. Подумал: куда спешить? Может быть, он и не выживет. Прошел год, а тут вышел указ, чтобы младенцев в полки не записывать. Так и вышло, что сверстники Александра в двенадцать лет капралы, а он остался недорослем.

Царь возмутился:

- Как же это могло случиться? Ты упустил столько времени!

Вот так, в октябре 1742 года, в возрасте 13 лет по собственному настойчивому желанию недоросль Александр был записан отцом рядовым лейб-гвардии Семеновского полка. Через два года, в 15 лет Суворов начал действительную службу. Он живет только мыслями о войне и предстоящих подвигах. Но мешала этому слабость его организма. Ее нужно было устранить. Этому способствовали гимнастические упражнения, ходьба, плавание и закаливание организма. Диво ли, что от книжки он вскакивал, бежал в поле, преодолевал утомление, - переплывал реки, побеждал слабость и хилость организма, - проводил часы под дождем, закаляя организм против невзгод и укрепляя его в противодействии всему болезнетворному. Силою духа он сумел победить свои телесные немощи. Он победил себя, победил свою природу, как бы вторя наставлениям отца: «… У человека два портрета, две персоны бывают – внутренняя и наружная. Надо беречь свою внутреннюю персону – она поважней, чем наружная. Будь такой, каков есть …» И мальчик взял эти слова за основу всей своей жизни. Над всем царило желание служить Отечеству и прославиться военными подвигами по подобию своего немеркнущего идеала – Александра Невского. Кстати, в том, что Суворов был крещен именем Александр, что означает «мужественный защитник», можно узреть знак судьбы. С детства мальчика пленил этот легендарный образ полководца, и он решил, что пойдет по его стопам. Как и Невский, Александр Суворов с юных лет лаконично сочетал в себе благородство и простоту. Например, он тянул нелегкую солдатскую лямку наравне с другими солдатами. Суворов отнюдь не числился солдатом, как делали его сверстники дворяне, а исправно нес службу рядового, был исполнителен, старателен, мужественен, а главное, неподкупным.

Однажды императрица Елизавета Петровна объявила при дворе любимую игру – «метаморфоз»: дамам приказано быть в мужском, а кавалерам – в женском платье.

Суворов стоял вахту часового. Елизавета решила убедиться в том, что в России можно все купить: генерала – за 100 тыс. рублей, а этого солдата (Суворова) за один рубль. Суворов отказался от царской подачки, ответив:

- Устав караульной службы запрещает часовым на посту брать подарки, тем более деньги.

Елизавета Петровна кинула серебряный рубль на песок к ногам часового и сказала окружающим ее:

- Видите, и в России есть непокупное.

Вот таков был юный Суворов. Его военная судьба складывалась как нельзя лучше. В 24 года Александр Васильевич был произведен в офицеры и вскоре началась его боевая жизнь.

Смелый разведчик, лихой кавалерийский начальник, беззаветно храбрый воин, образованный офицер – вот какие качества выделяли Суворова из среды его товарищей.

В 33-летнем возрасте был назначен командиром Астраханского полка, а в следующем году – Суздальского, где впервые начал применять свои приемы и методы боевого воспитания солдат, готовя их не для плац-парадов, а для боевых действий в качестве бойцов, каждый из которых должен «знать свой маневр».

Во всем этом чувствуется характер, воля и дух будущего генералиссимуса.

Александр Васильевич и в краткие перерывы своей военной службы был полон кипучей деятельности. Так, например, он не только постоянно проводил учения войск, но и составил инструкцию по тактическому обучению, которая одновременно является солдатской памяткой: «Главное, - говорил Суворов, - это воспитание у солдат умения и желания побеждать».

Спустя сотни лет каждое поколение уточняет для себя, в чем величие полководца, его первопроходческий талант, нет ли игры случая в его судьбе и влияний на военное дело. Время отсеяло случайное. Однозначно – Суворов продолжает оставаться полководцем, обучающим командиров даже в наш ракетно-ядерный век.

Александр Васильевич не знал поражений. Этому способствовали проводимые им коренные изменения военной тактики ведения сражений и внимательное отношение к «человеку с ружьем».

В век застывших канонов линейной тактики боя Суворов придал военному искусству невиданную гибкость. Он не признавал шаблона в военном деле. Считал, что тактические приемы, как и построение боевых порядков, могут и должны изменяться в зависимости от того, с каким противником имеешь дело. «Все войны различны», учил Суворов. Но несмотря на гениальный талант полководца-стратега, сам себя называет не иначе как солдатом.

Когда однажды Александр Васильевич, грязный и уставший, рапортовал Екатерине II об очередном штурме крепости, императрица неучтиво сделала ему замечание: «От вас несет, как от солдата», на что Суворов не задумываясь, ответил: «Я и есть солдат».

Одних восхищала, других приводила в ярость та неистовая горячность, с какой новый военачальник принялся искоренять в своей армии зло. Суворов быстро добился понижения смертности в войсках. Он говорил: «Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, правдиву, благочестиву».

Весной 1796 года Александр Васильевич пишет солдатскую памятку – небольшую книгу, озаглавив ее «Наука побеждать – деятельное военное искусство».

В ней отразились лучшие черты русского национального характера: отважность, проницательность, быстрота, натиск и человечность.

Александр Васильевич изобрел новые приемы боя, каких не знал противник. Он учил не только ночным походам, но и ночным боям. Войска Суворова не раз одерживали победу, захватив противника врасплох, ночью.

Великий стратег воспитывал в своих подчиненных прежде всего инициативу, желание побеждать и прославиться личной храбростью. При этом он запрещал наказывать солдат, если они медленно усваивают военную науку.

Для солдат он всегда оставался «родным батюшкой», в котором видели защиту, понимание и опору в беде. Только одно его присутствие в бою среди солдат несло уверенность в неизменной победе.

С его именем шли в смертельный бой, слагали ему стихи и восхваляли в походных песнях.

Великий полководец говорил: «Есть три воинских искусства: глазомер, быстрота и натиск».

«Наука побеждать» завершается громогласными словами, которые должен знать каждый офицер и солдат: «Субординация, Послушание, Дисциплина, Обучение, Ордер воинский, Чистота, Опрятность, Здоровье, Бодрость, Смелость, Храбрость, Победа и Слава! Слава! Слава!»

Суворовская наука актуальна и в наши дни. Опыт боевых действий Пограничных войск в Афганистане в 70-80 гг. показал, что солдаты, проходившие службу не понаслышке знакомы с бессмертной «Наукой побеждать». Такие суворовские заповеди как «Обывателя не обижай», «Солдат – не разбойник!», «Каждый воин должен знать свой маневр» явились руководством военных действий на территории чужой страны.

Правильность этой науки проверена на всем протяжении истории отечественных вооруженных сил.

Победы Суворова в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг. прославили его как полководца. Более 20 штурмов. Самые известные из них: Туртукай, Кинбурн, Фокшан, Рымник и, наконец, Измаил.

Штурм и взятие неприступной крепости Измаил за 10,5 часов – беспримерный подвиг русской армии.

Русские войска под командованием Потемкина безуспешно осаждали Ихмаил с октября 1790 г. Правительство Екатерины II решило поручить организацию штурма Суворову.

Полководец ввел новшество в военной стратегии. Он обучал войска приемом штыкового боя на специально сооруженных укреплениях, точно воспроизводивших валы и рвы неприступной крепости. Стремясь ввести в заблуждение противника, Суворов строил батареи, чтобы создать у турок впечатление к подготовке обороны, а не штурма. Наступление началось на рассвете 11 декабря 1790 года.

В своем воззвании к войскам полководец отметил: «Два раза осаждала Измаил русская армия и два раза отступала; нам остается в третий раз или победить, или умереть со славою».

Ожесточенное сражение закончилось полным истреблением турецкого гарнизона и взятием Измаила.

11 декабря 1790 года Суворов послал донесение о победе во дворец Екатерины: «Гордый Измаил у ног Вашего величества». А князю Потемкину – другое послание «Нет крепче крепости, отчаяннее обороны, но Измаил взят».

Штурмом Измаила Александр Васильевич совершил переворот в искусстве борьбы с крепостями. Раньше крепости брались измором, долгой осадой, сложными подкопами, что не всегда увенчивалось успехом.

Суворов решился на скорый, но тщательно подготовленный штурм. Взятие крепости определило победоносный исход II Русско-турецкой войны 1787 – 1791 гг. Блестящие победы, одержанные русскими войсками во главе с Суворовым, доказали полную жизнеспособность «Науки побеждать»

В Петербурге ликовали. Екатерина в письме к князю Потемкину писала, что «почитает измаильскую эскаладу города и крепости за дело, едва ли где в истории бывшее …»

Но Потемкин сгорал от зависти. И Екатерина приняла измаильского героя с немного остывшей лаской, объявив ему чин подполковника. Эту награду за подвиг, беспримерный в истории, можно было счесть за издевку…

И только время позволило расставить все акценты и обессмертить подвиг великого стратега.

А всемирная слава великого полководца росла с каждым днем. Имя Суворова гремело в Европе.

Мало кому известно, что с именем великого русского полководца связано строительство многочисленных укреплений, крепостей. Например, Суворов занимался созданием Херсоно-Кинбурнского укрепленного района, который имел стратегическое значение. Это была система опорных оборонительных укреплений, связанная с крепостью Кинбуры. Весной 1793 г. война с Турцией и Францией казалась неизбежной. Требовалось создать укрепленную базу для черноморской гребной флотилии, а также крупный обороняемый порт. Для обеих этих целей был избран Гаджибей, вскоре переименованный в Одессу. Работы там были вручены попечению Суворова.

Но, пожалуй, наиболее полно инженерный талант полководца проявился при организации инженерной обороны русской границы в Финляндии, где Суворов разработал систему укрепленного района, сочетавшую крепостную и полевую фортификацию.

Инженерная деятельность не только не тяготила великого полководца, но и приносила ему удовлетворение. Финляндские границы, считал Суворов, защищены от вражеского вторжения не менее чем на 100 лет. По отзыву одного из современников Александра Васильевича, «укрепления, им сделанные, будут навсегда свидетельствовать его искусство».

Такова была жизнь Суворова в обычное время. Живая легенда при жизни (в особенности в конце ее, когда мода на Суворова была так велика, что в Англии появились «суворовские пироги, прически и шляпы»), начав военную карьеру солдатом, полководец заканчивает ее генераллисимусом всех времен и народов.

После альпийского восхождения Павел I писал: «… побеждая повсюду врагов Отечества, недоставало вам еще одного рода славы – преодолеть и самую природу. Но Вы одержали и над нею верх. Ныне награждаю Вас генералиссимусом по мере признательности моей и, ставя на высшую степень чести и геройству предоставленную, уверен, что возвожу на оную знаменитейшего полководца сего и других веков».

Суворов воскликнул, получив рескрипт:

- Помилуй Бог, великая милость, велик чин: он меня придавит! … недолго мне жить!

Александр Васильевич как бы предрек свою судьбу.

После альпийского похода Россия с нетерпением ждала возвращения армии и своего кумира. Въезд в Петербург должен был совершиться под несмолкающую пушечную пальбу и колокольный перезвон. Но полководца ожидал еще один, уже последний удар – опала государя. В марте 1800 года в приказе по армии генералиссимусу дан был выговор за то, что в походе имел при себе вопреки уставу, по старому обычаю, дежурного генерала». Торжественная встреча отменена. Когда умирающий Суворов въехал в Петербург, ему сообщили, что император не желает его видеть. Вскоре у Александра Васильевича отобрали адъютантов, запрещено было его навещать. Полководец, как заключенный, находился в доме графа Хвостова, куда пропускался только врач. Только когда близкая смерть стала очевидной, император разрешил посещение генералиссимуса друзьями. Но Александр Васильевич уже никого не узнавал. Улицу перед домом застлали соломой, чтобы больного не тревожил стук колес по булыжной мостовой. Суворов угасал, окруженный заботами родных. В одно из светлых мгновений Суворов сказал:

- Я знаю, что умру, но не верю в это.

Во втором часу дня 6 мая 1800 года Суворова не стало. Во время похорон Александра Васильевича огромные толпы народа стекались в Петербург, чтобы проводить в последний путь народного любимца. Не было на похоронах только русского царя и знати. Не было и русской гвардии – Павел I проводил в это время смотр войск.

Похоронен великий полководец в Нижней Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.

Кол-во просмотров: 3

Комментарии